La France & Les Miserables

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Что посеешь, то и Гаврош


Что посеешь, то и Гаврош

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Участники: Курфейрак, Гаврош, Жоли, Комбеферр,
2. Время: 7 сентября 2012
3. Место: кафе Мюзен
4. Предполагаемый сюжет: 'Друзья Азбуки' только недавно начали собираться, поэтому количество они отрабатывали качеством. Кружок по политическим интересам существовал примерно год, когда на пороге их дислокации появился он. Гаврош.

Отредактировано Nicolas Courfeyrac (2013-07-06 11:21:07)

0

2

В кафе было дымно и сумрачно. Курфейрак потер переносицу, устало прикрывая глаза. Они снова говорили, спорили, слушали. И снова. И снова. И снова. Но все снова оставалось ровно на том же месте. Анжольрас верил в идеи, Комбеферр верил в людей. Они дополняли друг друга, но как решить что лучше эволюция или революция?
Курфейрак откинулся на спинку стула и закинул руки за голову, всматриваясь в потертый потолок кафе. Размеренный гул уже достаточно привычный оттенял его вялотекущие мысли. Тяжелые и неповоротливые, они копошились внутри головы слишком лениво. Устало.
Николя еще не привык тратить и сосредоточивать внимание, которое постоянно норовило рассеяться. Да, он был вдохновлен идеями Анжольраса. Они дружили с самого детства. И Луи умел убеждать, пусть и Курфа убеждать не приходилось. Просто для Николя война была слишком. Он даже не мог себе этого толком представить, имея поверхностный и веселый нрав. И да, это было увлекательно. Необычно. Смело. Защищать чью-то честь, отстаивать свободу. Республику. Но жизнь от этого не уходила на второй план. Он совершенно не был аскетом, как Луи. И даже не хотел быть. Жизнь давалась всего один раз.
Курфейрак перевел взгляд на столешницу, где стояла початая бутылка вина. Одна единственная, до которой еще не добрался Грантер, мирно сопящий в уголке на удобном кресле. Его сопение иной раз прерывалось пьяным храпом. Курфейрак усмехнулся, покачивая головой. Собрание длилось дольше, чем обычно, поэтому Грантер успел надраться, а Курф устать. Николя потянулся за бутылкой и стаканом, а потом оглянулся, ища друзей.
Взглядом и кивком головы на вино, Курфейрак посигналил Жоли и Комбеферру, надеясь на их солидарность в отношении жидкости. Ему нужно было успокоить натруженные связки и убрать першение в горле. Но вместо стакана, Курф вытянул самокрутку и, чиркнув зажигалкой по сигарете, затянулся горьким дымом. Единственная привычка, что не могла никак уйти из его жизни. Единственный недостаток, как он считал.
-Может выпьем? - спросил Курф, обращаясь в пустоту зала.
После ухода Анжольраса, все разбились на кучки и обсуждали. Кто-то покинул кафе, а кто-то, точнее Грантер, устроился со всеми удобствами. Все были заняты.
-Просто как-то... Жоли, ну что ты? - он снова затянулся, а затем усмехнулся и прищурился. - Или ты скажешь, что у тебя аллергия на табачный дым?
Усталось можно было прогнать только несколькими способами. И вино было одним из них. Вино плавно перетекавшее в свидание с очаровательной девушкой. Но вместо девушек тут были Жоли и Фер. Друзья, естественно важнее. Особенно с вином.
-Ну, за ... братство, единство, Республику? - широко улыбнувшись, Курф поднял стакан в тосте. И так увлекся выпиванием почти залпом, что не услышал легкую трель колокольчика на входной двери.

Отредактировано Nicolas Courfeyrac (2013-07-06 11:22:17)

+2

3

меня слегка упороло, кажется, под конец... и я дольше искал, где в Париже яблоки растут XDD

Вечером Гаврошу не шлось домой. Кроме того, что дома как такового у него толком и не было, погода на редкость радовала. Этим вечером Гаврошу гулялось. А пока ему гулялось, он – отчасти мысленно, отчасти вслух – разрабатывал план своих действий.
Он прикинул, что уже два дня не ел ничего, кроме пары яблок с кладбища Монмартр. Также он вспомнил, что давно не виделся со старшей сестрой, хотя обещал показываться ей не реже раза в неделю. Гаврош сложил в уме оба эти обстоятельства и отправился в кафе «Мюзен», где и намеревался найти Эпонину. Там он дождался бы конца её смены, может, получил бы остатки чьего-то ужина, а затем отправился бы к ней переночевать. Отличный план.
Заходя, Гаврош впустил в кафе немного свежего воздуха и кота. Они с котом были старые знакомые. Они оба были приёмышами этого кафе. Только кота любили больше: он притягивал посетителей. Может показаться странным, что людей не отпугивает кот, который сначала шляется непонятно где, а потом приходит в кафе (где они едят, вообще-то!), трётся об ноги и распространяет всяческую заразу. Не отпугивало раньше, когда кот был ещё совсем дворовым, – не отпугивает и теперь, когда кот разжирел на казённых харчах и приобрёл важный и ухоженный вид. Чего нельзя сказать о Гавроше. Его встречают здесь не так воодушевлённо, а возгласа умиления в свой адрес он и подавно не услышал бы. Радовались ему Эпонина да этот кот.
Ради забавы состроив из себя галантного господина и пропустив кота вперёд со всеми надлежащими вежливыми изречениями, Гаврош на мгновение задумался, что неплохо бы дать коту имя, рад они так давно знакомы. Можно даже, пожалуй, сказать, что они приятели. Кот позволял с собой играть и иногда брать себя на руки, за что нередко замёрзший Гаврош был ему благодарен. Долг же он платил частью своей еды, но вряд ли кот это замечал: его кормили куда лучше, чем маленького Гавроша. Гаврошу доставались объедки и то далеко не всегда, а позволить себе заказать настоящее блюдо он, конечно, не мог. Кота кормили на кухне свежими обрезками, реже остатками, а также старались посетители и даже – те, что постоянные, – приносили ему кошачьей еды с собой.
Обменявшись коротким кивком с сестрой, Гаврош отправился в свой любимый дальний угол. Там он заприметил уже встречавшееся ему сборище молодых людей, которые неизменно были в кафе, когда он приходил, и всегда что-то бурно обсуждали. Гаврош не знал, чем конкретно они занимаются. Может, это какой-то дискуссионный клуб для тех, кому нечем больше заняться. Или лекции для узкого круга. Или тайное общество, или братство, или секта. Или творческий кружок. Или просто бездельники, любящие выпить и поболтать. Но рассуждали они так увлечённо и бурно, что он не мог не прислушаться, а прислушавшись, не согласиться с некоторыми их мыслями.
Интересно было наблюдать за этим сборищем. Странно, что они не привлекали внимание всех посетителей, ведь они, пожалуй, единственное, что здесь вообще происходит – и притом происходит бурно и страстно. Благодаря им, тихое кафе помнит, что жизнь движется, жизнь течёт. Они молодые и разные, полные сил, мыслей, идей, они не соглашаются друг с другом и этим дополняют друг друга. У каждого своя роль – нет, своя функция. Их лидера не трудно заметить. С остальными сложнее, да Гаврошу и некогда особенно вдумываться в это. Но он стал узнавать некоторых на улице. Некоторых он обозначил характерными кличками – от нечего делать.
А сегодня, видимо, не все пожелали явиться. Впрочем, может, всё уже закончилось, время позднее. Гаврош даже пожалел немного, что опоздал.

+2


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Что посеешь, то и Гаврош


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC