La France & Les Miserables

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Скажу по секрету… и строго меж нами — балдею я, видя мужчину с цветам


Скажу по секрету… и строго меж нами — балдею я, видя мужчину с цветам

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники: Jean Prouvaire & Nicolas Courfeyrac
2. Время: апрель 2012, солнечный день
3. Место:квартирка Прувера
4. Предполагаемый сюжет: Растения – живой организм, и за ними надо уметь ухаживать правильно. Кто-то скажет, что это ересь, но разве никто никогда не замечал, как цветы радовались Вашему голосу при поливании или чистке листков? Если умеешь – цветы будут жить. Жаль, что Курфейрак, бедный, этого не знал. Жеан на день рождение подарил ему редкий цветок, который сумел найти  у старого знакомого, Афеландару, и кто же знал, что вскоре растение начнет умирать. Опечаленный и злой от того, что  не выходит это, как ему казалось, простое дело – ухаживать за цветами,  юноша приходит к другу. 

Music:

Отредактировано Jean Prouvaire (2013-07-10 22:26:11)

+1

2

Курфейрак всегда был очень милым и очаровательным малым, чья теплота подкупала людей. Но в это утро все было плохо. Все было очень и очень плохо. Он был зол и озадачен. Точнее сначала озадачен, а после начал заводиться. То, что расстраивало его было совсем чахлым кустиком в горшке. Курф обошел вокруг этого недоразумения несколько раз, меняя угол зрения. Вертясь то так, то эдак. И не нужно быть Комбеферром, чтобы понять, что все очень плохо. Диагноз мог вынести и он. Летальный исход. Отстроченный летальный исход куста просто был на лицо. Точнее на листы, когда-то зеленые и яркие, сочные и свежие, а сейчас почерневшие, пожухлые с чуть свернувшимися краями. Листики жалобно повисли, всем своим видом заявляя "я умер смертью храбрых".
Курфейрак нахмурился и в который раз пнул столик, но, поймав на лету горшок, понял, что это была не лучшая его мысль. Горшок смотрел на него с укором. Закатив глаза, Николя фыркнул. И огляделся.
В студенческой комнатушке его был как обычно весомый бардак. Вещи валялись в живописном хаусе, где только хозяин комнаты мог спокойно найти все, что нужно. А искать почти не пришлось. Курф выудил из-под груды одежды свой вечно падающий из рук айфон и посмотрел на время, держа горшок в левой руке. А после аккуратно поставил тот на столик. И развернул. Чтоб не пялился.
Быстро разобравшись в той одежде, что была свалена на кровати, Николя нашел футболку, влез в джинсы и кеды. И обернулся к цветку.
-Не смотри на меня так, - нахмурившись, Курф засунул телефон и ключ в карман, а после потянулся к горшку. - Я не знаю, как тебя везти. Но поедешь к тому, кто во всем виноват.
Захлопнув за собой дверь, Курфейрак снова перехватил поудобнее горшок и стремительно направился на улицу. Но это было только начало. На экзотическую композицую из одного Курфейрака и одного куста смотрели слишком много людей, и это бесило. Бесило невероятно, так как не Николя, очаровательный и обаятельный, был виновником этих пристальных взглядов, а вот этот чахлый недоцветок, умирающий в жестокой агонии.
Общественный транспорт стал сущим наказанием. Его мотало по всему автобусу, подбрасывало на кочках, и куст все еще смотрел с немым укором вместе с остальными пассажирами. Курфейрак закипал. Медленно и неотвратимо он расцветал румянцем злости, почти таким же ярким, как знамя великой Революции, что так шло Анжо. Но не Курфейраку.
И когда Николя наконец барабанил в дверь своего обожаемого друга Прувера, праведный гнев чуть ли не из глаз брызжал искрами.
-Жеан! Открывай! Хватит писать стихи! - прокричал Курф, пытаясь удержать горшок в одной руке.
И когда дверь все же поддалась напору, распахиваясь, то Курф проскочил в квартиру.
-Так вот, на тебе это вот как-то там называющееся создание! Святой баян, оно умирает! И я хер его знаю, что делать! Лечи или закопай! Мне надоело на него смотреть!
Выпалив тираду на одном дыхании, Николя испепеляющим взглядом уткнулся в Жеана. Он считал себя правым как никогда. Потому что зря ему подарили этот кустик. Очень-очень зря. Он-то не способен проследить за своим рационом, а тут целый цветок. Редкий.

Отредактировано Nicolas Courfeyrac (2013-07-11 00:19:37)

+4

3

Юноша сидел за столом с шариковой ручкой в правой руке. Колпачок от нее находился в белых прямых зубах, который, если честно, был изрядно уже покусан. На столешнице лежала большая толстая папка, в которой всегда хранились чистые листы желтого оттенка с горизонтальными линиями. Как говорится, для поэта бумага должна быть всегда и желательно в большом количестве, ведь вдохновение могло нагрянуть неожиданно. Сегодня оно вроде бы было, но  в то же время и нет. Доказательством тому служили испачканные чернилами скомканные листы, которые украшали линолеум возле ступней Прувера. В голове крутились слова, тысячи разных словечек, но выстраивались они в непоседливые  строчки, каждая из которых была про свое. То есть, смысла в стихах было ноль, от чего иногда Жеан издавал глухой стон, прикусывая колпачок. Иногда он вставал и подходил к горшкам с цветами на подоконнике, надеясь, что верные друзья помогут и наведут на верную и правильную мысль. Любимая Клеменс, юная первокурсница с его факультета, ушла два часа назад после весьма дружелюбной беседы…и отнюдь не дружелюбного продолжения, пообещав, что поможет с защитой курсовой и навестит в ближайшее время. Несмотря на всю застенчивость и скромность Жеана, на красивых существ он падок и просто не в состоянии удержать физические потребности, которых, кстати, не было долгое время.
- Надо срочно поменять землю у Жозефины, - он говорил про орхидею, которая жила у юноши около года. Да, как бы дико и абсурдно это не звучало, но Жеан любил давать имена своим растениям, и, стоило ему встать со стула, как в дверь кто-то усердно стал тарабанить. Продолжая держать во рту колпачок, а в руке сжимать ручку, француз не спеша и осторожно начал идти в коридор.
Он никого не ждал, да и мало, кто к нему заходит без предупреждения, потому что все знают небольшую боязнь Жеана к непрошенным гостям. С другой стороны, был день, значит, явно не маньяк, авось Клеменс?
Но голос, который донесся до Прувера, заставил выдохнуть напряженный воздух и покачать головой. Николя всегда был спонтанным человеком, и улыбка непроизвольно появилась на пухлых губах. Вот только фразы и тон выдавали настроение брюнета за дверью «Стихи? Как он догадался?»
Жеан поспешил открыть другу дверь, потянув на себя тугую железную ручку, впуская Курфейрака внутрь. Тот стоял на пороге с…"Афеландара, бедная!" Глаза наполнились ужасом, а сухие губы разомкнулись, из-за чего колпачок выпал из зубов.
- Да что же ты с ним такое наделал! – испуганно произнес юноша, выхватывая горшок из рук друга. Осматривая растение, Жеан потрогал листочки и пощупал землю. Сглотнув, он перевел глаза на Николя, встречаясь с весьма испепеляющим взглядом и нахмурил брови. – Ну, как же так! Бедная Офелия. Курфейрак, я же говорил, как надо за ней ухаживать или ты снова меня не слушал?
Он побежал в ванную, где хранился мешок с землей и несколько чистых горшков. Прикусывая губу, он насыпал земли наполовину в новой горшочек и аккуратно вытащил Офелию из горшка с корешками.
- Николя, иди сюда, - позвал его молодой человек, немного вдавливая корни  растения в землю и насыпая недостающую часть в горшок. – Ты поливал, хранил ее в тепле? Я предупреждал, что это чудо слишком привередливо, и любой холод отразится на ней пагубно. Садовод из тебя никакой.

+2

4

-Я? Что я с делал? Да я вот ничего не делал! - Курфейрак продолжал говорить на повышенных тонах, но громкость немного угасала. В присутствии Жеана было как-то даже неловко орать, материться и вести себя как.. Курфейрак.
-Просто надо было додуматься подарить мне куст, Жеан! Ну действительно, - всплеснув руками, Николя неотступно следовал за другом, перебирая ногами. - Твоя Офелия... Вот же имя! - покачал головой, останавливаясь в дверях и складывая руки на груди. - Ты же знаешь, что я редко кого слушаю внимательно дольше... Дольше хер его знаете скольки! Так что как-то вот так. Никакой садовод. НИ-КА-КОЙ!
На последних словах Курф как-то сдулся. Как воздушный шарик, который по невнимательности плохо перевязали. Он не мог злиться дольше, так как взгляд цеплял романтичного садовадопоэта, который с заботливостью истиной мамочки хлопотал над горшком и чахлой пародией на растение. Как курица-наседка над яйцами своими, Прувер трясся над каждым листочком-цветочком-ростком-пылинкой. Это было непонятно, странно, но иной раз умиляло. В данный момент Курфу казалось, что от такой вот сладкой заботы в его мягком месте что-то слипнется. Но отвращения это не вызывало.
Он почесал затылок, все еще не понимая друга. Порой Жеан был слеп, ведь только слепой, кто не видит дальше своего носа, не мог понять, что в комнате Курфа может цвести только Курф. И больше никто. Но Прувер, как истинный поэт, был явно не с этой планеты. Видимо когда-то давно, лет так ацать назад, инопланетяне все же прилетели.
Но Николя любил то, как работает мозг его друга. Поэтому злость прошла, но небольшой осадок еще остался. И после злости даже как-то стало совестно. Ну не виноват же Жеан, что их мозговые волны порой не совпадают?

+1

5

- Я специально подарил ее тебе, - говорил Жеан, пытаясь не отвлекаться на повышенные тона Николя, ибо сейчас было дело поважней споров и препирательств. А именно Офелия, чьи листочки настолько почернели, что, казалось, выхода из ситуации нет, и можно было смело нести цветок на помойку. Но Прувер был слишком настойчив в плане растений и хотел сделать все возможное, как истинный специалист, чтобы не дать такой красавице умереть. Он протер тряпочкой аккуратно листочки и оторвал совсем мертвые и пережитые свой недолгий срок стебли. – Как же ты не понимаешь, я хотел, чтобы ты научился ухаживать не только за собой, но и за другим живым существом, которое нуждается в заботе и ласке.
Он отложил горшок в ванную и включил слегка теплую воду, набирая в сомкнутые ладони бесцветную для цветка амброзию. Всегда казалось, что пищу цветки больше любят получать не из лейки, а с рук, как ребенок. Юноша немного надавил на поверхность земли, придавливая ее, не скрывая улыбки.
- Чем тебе не нравится это имя? Очень подходит такому очарованию, - снова выпрямившись, произнес Жеан и развернулся к Курфейраку с широкой улыбкой. Отряхивая с ладоней землю, он увидел, как запачкал свою любимую футболку и разочарованно выдохнул. – Знаешь, я тебе так скажу. Внимания у тебя нет, мой друг, но если бы ты захотел и приложил усилия, то приходить с горшком в руках тебе не пришлось.
Он вышел из ванны, обойдя Николя, и легким движением рук снял с себя запачканную одежду и отбросил на диван. В принципе, стесняться было некого, не будет же Жеан обнимать себя за плечи, прикрывая свою обнаженную грудь, при виде Курфейрака…. Это же был Курфейрак, тот самый немного непоседливый и любитель женских тел друг, которого никогда не привлекало растениеводство, как Прувера.
- На самом деле, я выбирал растение для тебя очень чательно, пытаясь подобрать, опираясь на твои черты характера, - пожал плечами парень и провел пальцами снова по волосам. Ему бы не помешало постричься, но когда, если бедное растение погибает? Ничего, стильная стрижка подождет до лучших времен. – Пойдем, я угощу тебя чаем. И только не проси подлить в него чего-нибудь крепкого.
Прувер, подмигнув другу, прошел на кухню и поставил небольшой чайник, раскрашенный узором в виде красных цветов, на стол и приоткрыл крышку. Он недавно положил в него мяту, залив кипятком, отчего в ноздри ударил приятный и расслабляющий аромат.  – Чашки на второй полке… Ну, сам найдешь, уже не первый раз у меня.
Внезапно на глаза попались женские трусики, которые вот очень-очень незаметно покоились за стулом. Покраснев от сейго неприятного раскрытия, юноша тут же схватил их в руку и положил в карман джинс.
- Эм… хочешь бублички? - это единственное, что смог выговорить Жеан, пытаясь додуматься, куда спрятать чужое женское нижнее белье. «Ох, Прувер…»

Отредактировано Jean Prouvaire (2013-07-15 04:47:17)

+1

6

-Подарил бы лучше собаку. Или хомячка. Или рыбок. Но цветок, - Курф покачал головой, слушая Жеана. Ну правда, цветок?!
-Я тоже нуждаюсь в заботе и ласке, - буркнул Курфейрак, всматриваясь в руки друга и поражаясь в очередной раз его уверенным движениям.
Вода, плескавшаяся в сомкнутых ладонях завораживала. Да и то, что Жеан пользовался своими руками вместо лейки тоже было немного непривычным. Курф засмотрелся на капли, сбегающие по тонким пальцам, что практически вылетел из этой вселенной. И почти пропустил свою реплику.
-Мне не пришлось бы приходить сюда с горшком, если бы горшка в моем доме вообще не было, - проворчал беззлобно Курф, наблюдая как Прувер сдергивает майку. Да, в сравнении тел его и Жеана у Курфа могло бы и не получится первого места. Хотя если сравнить с Анжо... Поморщившись, Николя потряс головой, непонимая с чего такие мысли лезут в голову. Ну разделся его друг. И что? Курф в свое время вот на спор мог голышом пробежать по Парижу в районе Монмарта. Да и сейчас вполне мог.
-Под меня? - Курф чуть не упал, снова возвращаясь на грешную землю из своей головы, где все друзья Азбуки выстроились на пьедестале, меряясь своими... телами. - Оно что раздевается? Что-то я не заметил. Да и молчит. И баб в дом не водило. И оно совершенно не очаровательно, как я!
Удивлено вскинув брови, Курфейрак прошел вслед за другом на кухню, ворча, что он не Грантер, чтобы бухать с утра. Да и вообще!
-Чай так чай, - пожал плечами Николя, доставая чашки и ставя их на стол. - Я вообще-то много чего знаю. И много чего рассказать могу. "И показать, да!" Он все еще переживал свое второе место на импровизированном пьедестале, который сам же и придумал.
На этом он обернулся к Жеану и заметил как тот что-то достал из-за стула, краснея от неловкости. На плохое зрение Курф не жаловался, не Комбеферр же, поэтому углядеть успел. Да и как выглядит женское белье парень знал не понаслышке и на память не страдал.
-О-ля-ля, Жеееаааан, - растянув имя друга на языке, Курф усмехнулся и прищурился. - Да ты зря времени не терял. Или это твои? Я чего-то не знаю о тебе, мой друг? Ну расскажи же, поделись. И не смущайся.

+1

7

Прувер покраснел от внимательного друга, который, вот, не смог промолчать и обязательно  должен был поинтересоваться, откуда же женское бельишко в квартире у Жеана. Но, с другой стороны, черт возьми, разве он не мужик? Точнее, не мужчина? Он умел ухаживать и писать стихи для красивых дам, посидеть в кафе за чашкой кофе с очаровательно француженкой.  Конечно, он не как Курф, который всегда получал сразу от девушек то, чего хотел, Прувер действовал очень медленно, пытаясь сначала разузнать от собеседницы больше, как о девушке, а не о сексуальном объекте.   
- Как видишь, - он осторожно вытащил из кармана трусики и растянул их настолько, насколько позволяла вшитая в них резинка. – Не мой размер, поэтому, увы, нет.
Он попытался издать из груди смешок, но получилось это больше на хриплый кашель. От волнения и неловкости, в которые завел его любимый и обооожаемый друг, Курфейрак.
- Одна девушка их забыла у меня, - тихо, словно их кто-то подслушивал, заговорил молодой человек и слабо улыбнулся. – Ты же знаешь, я не рассказываю и не хвастаюсь своими достижениями в постельных утехах. Но могу сказать, что очень чувствуется ее третий разряд по гимнастике.
Наклонив чуть ниже голову, парень еще больше заулыбался, вспоминая все сцены с Клеменс. Да, козел он после этого, но разве можно промолчать и не рассказать что-то Курфу? Конечно, нет! Было в Николя что-то необычное, невидимый подол шарма задевал Прувера, и он просто обязан был поделиться секретами с другом.
- Так, хватит, Николя, я ..не могу про это говорить, - несмотря на свою грубую и весьма брутальную внешность, Прувер был очень скромным и застенчивым, и на темы секса он пытался вовсе не разговаривать, основываясь на том, что это просто невежливо и отсутствие приличия.
Присев на диван и отложил белье в сторону, юноша снова поднял глаза на Курфейрака и хлопнул ладонью по месту рядом, намекая, чтобы друг присел.
- Разговоры разговорами, а чай по расписанию, - мягко продолжил Прувер, разливая ароматный чай по чашечкам. От прикосновения к нагревшейся керамике по коже прошелся разряд мурашек, немного приподнимая волосы на груди. Да-да, брутальность, видимо, непроизвольно он сохраняет и не бреет свою мужественную грудь.
- И все же, этот цветок напоминает тебя, - настаивал на свое Жеан, отпив немного горячего и согревающего напитка. – Если за ним не ухаживать и не давать ласки, он  потухнет и перестанет радоваться, постепенно умирая в одиночестве.
Похлопав по-дружески по спине Курфейрака, Прувер мягко улыбнулся и протянул, наверное, самую искреннюю фразу, которую всегда говорил про себя при виде Николя: «Именно поэтому я не всегда буду рядом и не брошу тебя в беде».

Отредактировано Jean Prouvaire (2013-07-20 05:06:28)

+1

8

Когда Жеан доказывал видом и размером трусиков, что Курфейрак мудло последнее, Николя только ржал. Реально так ржал, захлебываясь истеричностью и на всю кухню. И когда Прувер оправдывался, заливаясь краской, Курф только кивал. Но продолжал ржать. Так как это был их маленький Прувер. Милый, стеснительный, но храбрый.
Отсмеявшись, Николя, широко улыбаясь, согласился на чай. Жаль, что от Жеана никогда не услышишь подробных историй о его похождениях. Да и доказательство, что похождения есть Курф видел впервые. Он все же отличался от всех друзей, хотя они все были разными. И уникальными, ага.
-Хорошо, - сдался Курфейрак, выставляя ладони. - Я уже понял, что растение похоже на меня. И спасибо за доброту. Может вернемся к дамочке, что ушла от тебя без белья?
Ну когда еще представится случай разузнать все о сексуальной жизни самого романтичного из них? Только сейчас. И Курфейрак хотел воспользоваться этим на полную катушку, отпивая чай и наблюдая, как Жеан стесняется.
-Ты же понимаешь, что все, что ты мне расскажешь останется между нами? Просто мне ооооочень интересно послушать. Пожалуйста!
Распахнув глаза, Курф умолял, копируя самого милого мультипликационного героя. И он знал, что перед его очаровательностью никто не мог устоять. Никто. И Жеан не исключение!

+1


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Скажу по секрету… и строго меж нами — балдею я, видя мужчину с цветам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC