La France & Les Miserables

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Just one more morning


Just one more morning

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Участники:
Etienne Grantaire, Gabriel Joly
2. Время:
8 апреля, 7 часов утра.
3. Место:
Квартира Габриэля.
4. Предполагаемый сюжет:
А когда от похмелья не спасало пиво Грантер полз к единственному знакомому врачу.

0

2

Иногда он понимал, почему люди не пьют. Ну только иногда. Ну только по утрам после особо активных возлияний. Грантер с трудом продрал глаза и уставился на белый потолок, на котором лишь изредка мелькала тень от шторы. Его мутило. У него раскалывалась голова, а перед глазами проплывали если не синие пони, то что-то явно близкое к этому.
Парень аккуратно поднялся и, держась за стенку, поплелся в ванну. Обычно после пары тройки пригоршней холодной воды в лицо ему становилось если не легче, то уж точно Этьен начинал нормально соображать. Но сейчас это не помогло. И из зеркала на него глядела все та же перекошенная рожа алкаша. Еще хуже чем обычно... Грантер сел на бортик ванной и взяв душ просто начал себя из него поливать. И опять не помогло. Оставалось только самое радикальное - пойти и запить вчерашнюю водку сегодняшним пивом из холодильника. Если оно там еще есть. Такая вот разновидность ерша.
Через час он понял, что совершенно ничего не понимает. Похмелье не просто не прошло, а только усилилось. Грантер схватился за голову, когда мимо его дома проехал какой то придурок на своей громко сигналящей машине. Нет, с этим надо было что-то делать. Таблетки! Точно!
Юный алкоголик ринулся к шкафам, где в последний раз обитали болеуталяющие, но нашел только пустые полки. Вот что значит - не общаться долго с человеком, который тебя холит и лелеет. И кормит. И лечит. Руки предательски потянулись к телефону, что бы уже позвонить Рочелл, но он тут же отдернул пальцы. Ей придется слишком много всего объяснять. А значит тут нужен другой вариант. А другой вариант у него был только один. Его звали Жоли и до него было пешком пару кварталов. Можно правда на метро, но Этьен не решился сунуться в таком виде в подземку, так что он просто задрал воротник пальто повыше и вышел из дома, надеясь ни на кого не наткнуться. В особенности на некоторых Аполлонов, которые вполне могут решить побегать с утра. Ну кто вообще может вставать в такую рань?
Грантер закурил и двинулся в сторону обители служителя скальпеля и шприца. Он должен был ему помочь. Если не Габриэль, то Этьена уже точно никто не спасет. Вообще никто. Даже Анжольрас. На которого он кажется вчера вывернул бутылку вина. Или не на него. Это Грантер помнил смутно. Он все помнил смутно, кроме сладкого ванильного запаха почему то.
Затушил он сигарету только около дома Жоли. Кажется это была третья сигарета за двадцать минут. Итак. Собрался. Не надо пугать друга своей совсем уж потрепанной рожей, особенно если на ней выражение вселенской трагедии. Грантер пару раз ошибся с цифрами на домофоне, но в конце концов вроде набрал правильно.
- Жолиии.... Это Грантер.... Пусти меня....

0

3

Было в жизни мсье Жоли время, когда он не успевал волноваться ни о бытие в этом мире, полном вирусов и патогенных микроорганизмов, ни о проблемах родной Франции, ни о чём бы то ни было ещё. Временем этим был его сон, который решил, видимо, в качестве исключения, оставить его сегодня без воспоминаний о сновидениях как таковых. Возможно, это потому, что его пробуждение сегодняшним утром было несколько неприятным, в силу того, что накануне Габриэль имел неосторожность заснуть над учебником, или даже вместе с ним, как обнаружилось уже поутру, что порой имело обыкновение случаться с ним за время учёбы. Потому, должно быть, услышать трель домофона ранним утром Жоли показалось не то чтобы восхитительным опытом. Пусть, пожалуй, столь ранний визит гостей должен был удивить юного доктора, но на деле он только встал и в режиме самого типичного зомби поплёлся к двери, попутно приводя себя в более-менее приемлемый вид. Кто бы ни решил посетить его из друзей, это было определенно дело первостепенной важности, поскольку иных у товарищей Габриэля просто не наблюдалось. Так или иначе, даже прежде, чем юный доктор услышал голос своего посетителя, он почти не сомневался в том, кто именно решил потревожить его в такой час.
- Мгм - утвердительно, хоть и сонно, отозвался Жоли, таким образом обозначая, что Грантер имеет полное право войти в этот дом, если уж ему так угодно. Кроме того, конечно, добрый Гейб прокомментировал это так же нажатием соответствующей кнопки и временем, отведённым ему на то, чтобы дождаться непосредственного визита друга, воспользовался на то, чтобы хотя бы плеснуть себе в лицо водой и поставить чайник. Пожалуй, второе из указанных занятий было несколько лишним, учитывая то, что путь не был таким уж долгим.
- Добрейшее тебе утро, дорогой друг - раскрывая дверь, и почти что повисая на оной с приглашающим жестом, поприветствовал Жоли товарища более-менее (хотя, будем справедливы, скорее уж менее) подобающим образом. Почему менее? Да просто потому, что даже сам Гейб ни за что не признал бы то, что это утро можно назвать добрым. И всё же, он как-то привык за долгие годы к тому, что подобная форма приветствия считается наиболее доброжелательной, а потому следовал этому протоколу во все те моменты, когда вместо него работал его доблестный автопилот. Работал вышеназванный, кстати, весьма неплохо, потому как явно игнорировал всяческие попытки рассудка намекнуть на то, что его не совсем устраивает всё творящееся вокруг. Если бы Жоли часто встречался с этой частью своего сознания, то наверняка сказал бы ему спасибо. К сожалению, ну или к счастью, встречи автопилота с сознательным Жоли были не только маловероятны, но скорее даже невозможны в силу того, что они занимали одинаковую позицию, если так вообще можно что-либо объяснить.
И, конечно, можно было быть уверенным, что через несколько минут Габриэль снова примет своё привычно-живое состояние, но сказать того же о посетившем его товарище Жоли не мог. Не потому что он планировал кровавое убийство друга, а просто потому, что похмелье было написано на его лице крупными буквами, а оно редко проходит так уж быстро. Даже несмотря на то, что на кухне юного врачевателя уже ждал своего часа аспирин, который был, как правило, первой помощью в подобном случае.

Отредактировано Gabriel Joly (2013-04-13 05:48:12)

+2

4

Жоли явно никого не ждал. Хотя он бы тоже никого не ждал в такую рань. Но в этот раз все правила гостеприимства были просто сметены в раз, когда он обнаружил утром свое похмелье. И уж лучше он разбудит утром Жоли, чем явиться под светлые очи Аполлона в таком плачевном состоянии. Особенно сейчас, когда голова трещала так, что кажется череп скоро сломается.
- Мне правда было жаль тебя будить, но других знакомых врачей меня нет... 
Он ввалился в квартиру к Жоли и уселся на стул на кухне, жадно осматривая помещение на предмет наличия там воды. Или вообще чего-то, что можно будет выпить. Как назло хотелось курить, но у Жоли он не решался этого делать никогда. Зная характер Габриэля и его профессию. А ну его. Чего рисковать то?
- У меня не отходит похмелье, я даже пива уже выпил. Но меня все равно очень сильно ломает...
Возможно дело было в том, что он не только пил вчера, но об этом Грантер предпочитал пока умолчать. Потому что репутация алкаша итак уже шла впереди него, но вот разглашать, что иногда он еще и таблетки глотает, когда становиться совсем не хорошо, Этьен пока не спешил. Потому что смутно представлял себе общую реакцию на это.
К тому же пока у него не было таких отходняков. Ирма всегда подгоняла только хорошее зелье. Но вот сейчас, хотелось просто убиться от головной боли и того, что время от времени в глазах начинало двоиться. Но у Жоли должно быть что-то и от этого. Грантер поднял глаза на друга, умоляюще глядя на местного Айболита.
Сколько раз он обещал себе не мешать таблетки с чем то крепче вина, но вчера после вина в ход пошла водка, а потом и абсент. И пляски до утра в каком то смутном угаре. Это было все, что он помнил. Помнил смазано, но все же это было лучше чем совсем ничего не помнить. Грантер выпрямился и откинулся затылком на холодную стену. Он прекрасно понимал чем ему может светить такие вот гулянки, но ничего не мог с собой поделать.
- У меня просто дико раскалывается голова. Как будто там внутри что-то взрывают.
Он перевел взгляд на Габриэля. Его было два. Так что теперь надо было совместить две картинки в одну и попытаться не выдавать этого странного состояния. Потому что Этьену было даже страшно представить масштаб лекции, если хоть кто то узнает про его новую слабость. Но сейчас приходилось идти на риск, что бы хотя бы головная боль ушла.
- И еще раз прости, что бужу тебя так рано, просто совсем уж никак без твоей помощи. Я не знаю чем я умудрился так прогневить мироздание, что теперь расплачиваюсь.
Жоли очень ... мило... выглядел только что проснувшись, но сейчас акцентрировать на этом свое внимание было невозможно. Потому что стоило Грантеру на чем то сосредоточиться, как в голове тут же взрывали еще одну атомную боеголовку и он начинал бороться с желанием согнуться пополам и орать на весь Париж.
- Да и если я такой явлюсь вечером, Анжольрас меня убьет одним только взглядом...
Ты палишься Грантер! Тебе должно быть все ранво что подумает о тебе Аполлон. Совершенно. Все равно. А ты сидишь и палишься.

+2

5

Жоли просто пытается отмахнуться от слов своего друга, сопровождая перемещение оного в квартиру и, в дальнейшем, в кухню, попытками нарисовать в воздухе штук пятьдесят кругов. Неизвестно чем был этот жест, но скорее всего таким образом он надеялся подогнать Грантера, а заодно показать тому, что цель его визита и без того написана крупными печатными буквами вдоль и поперек всего лица этого малого. Пробужденный Жоли представлял собой самую недовольную версию самого себя, а кроме того, имел обыкновение делать какие-то совершенно бесполезные и глупые телодвижения вроде того, что было указано выше.
Так или иначе, громко хлопнув входной дверью (а Жоли казалось совершенно необходимым сейчас хлопнуть дверью, будто бы это могло разбудить его),  Габриэль решил занять место на своей кухне, где как раз отозвался чайник весёлым «дзынь» и прекращением кипения. Место он занял, конечно, не сидячее, поскольку его первостепенной целью всё ещё оставалась помощь другу, хотя поначалу и могло показаться, будто Жоли, более или менее, безразлично всё, что может случиться с человеком, который потревожил его в этот час. Достав из шкафчика идеально вымытый стакан, Габриэль наполнил его водой из бутылки, что стояла рядом (поскольку держать в доме графин, который не всегда можно даже толково накрыть, казалось ему не слишком разумным) и кинул туда таблетку аспирина. Конечно, это не было лучшим возможным выходом, но всё равно было первой помощью в подобном случае, благодаря обезболивающему эффекту и химическому составу таблеток, который должен был хоть немного помочь в той ситуации, в которую попал его несчастный товарищ.
- Ничего-ничего, – небрежно отмахнулся Жоли от очередных извинений Грантера, выдавая стакан с уже растворившейся таблеткой из рук в руки (поскольку не терпел тех, кто не дожидается полного растворения медикаментов, или же как-то ещё изменяет их структуру, принимая их образом, не предписанным в обязательном сопроводительном листке лекарства). - мне только интересно, как скоро ты поймёшь, что это всё приведёт тебя к худшим последствиям.
Даже будучи, пусть незначительно, но младше Грантера, порой Гейб вёл себя так, будто являлся умудрённым опытом человеком. Не то чтобы это происходило с ним часто, но всё же факт оставался фактом.
Заваривая чай, который был не только одним из известных средств от состояния в котором находился его товарищ, но так же и единственным напитком, который помогал самому Габриэлю проснуться, Жоли уже думал сказать Этьену за что конкретно тот получал такой ответ от вселенной, но следующее утверждение незваного гостя, заставило юного медика нахмуриться и стать совершенно серьёзным. Да, более серьёзным, чем прежде.
- Ты прав, в таком виде перед Анжольрасом появляться не стоит. – это было единственным, что решил сказать Жоли после таких слов друга. Наверное, стоило бы обратить внимание на то, какое внимание придаёт Грантер именно реакции их храброго лидера, но будущему доктору казалось абсолютно нормальным бояться реакции этого человека в любом случае. Из них всех Анжольрас был тем, чьё мнение было выше прочих и это казалось юноше совершенно неоспоримым, а потому беспокойство Этьена казалось Жоли абсолютно нормальным безо всяких сторонних мыслей.
- Тебе бы проспаться хорошенько, прийти в себя… – осматривая со стороны товарища, постановил Габриэль, хотя и сам прекрасно понимал, что вряд ли это можно осуществить в ближайшее время, да и будет ли от этого толк он не совсем мог гарантировать.

+1

6

Головная боль это уже само по себе не очень приятно, но когда у тебя ощущение, что твой мозг грызет пара сотен хомячков, то это совсем ужасно. Хотелось просто лечь и вырубиться. Не заснуть как всегда. А что бы просто темнота и спокойствие. Потому что в последнее время его мучили слишком навязчивые кошмары.
Точнее один кошмар. Который как будто считал своей святой обязанностью довести Этьена до состояния сумасшествия или убитой печени. Потому что он не мог спать без снотворного и так же не мог уже больше глотать таблетки, прекрасно понимая, что это его убивает. Медленно, но очень верно. Но и спать, каждый раз наблюдая одну и ту же картину и видя одно и тоже лицо, которое плюс ко всему еще и не можешь вспомнить на утро - не самое лучшее занятие. Это сводит с ума.
- Я все прекрасно понимаю, Жоли, но живем то мы один раз и я буду себя корить если хоть что-то пройдет мимо меня.
Грантер опрокинул в себя стакан воды, чувствуя слегка кислый привкус. Не сказать, что это ему сразу помогло. Вообще он знал, что ни одно лекарство не поможет сразу, но каждый раз ждал этого как ребенок Нового Года.
- Проспаться не выйдет. В таком состоянии я редко могу заснуть, да и мне бы сегодня появиться хотя бы на последней паре, хотя это сомнительно...
Он оглядел себя еще раз и откинулся на стену, прикрыв глаза. Обычно стоило ему так сделать, как Грантер тут же впадал в сонное состояние.
Это конечно было слегка чревато тем, что кто-то узнает о том, что его мучают кошмары, но возможно он во сне называет чьи то имена и именно так он узнает, кого же все таки так часто видит перед собой.
- И да, Анжольрас с меня голову снимет, но если я не приду, мне кажется, будет только хуже... Да?
Этьен открыл глаза, точнее приоткрыл, посмотрев на Жоли сквозь ресницы. Боль и правда медленно начала проходить, но появилась странная тяжесть во всем теле. Его бы наверное сейчас не сдвинули с этого места даже десять тяжеловесов.
- Он же ничего не говорил делать да?
Язык заплетался. Наверное все таки следовало сказать Жоли о том, что он вчера не только пил, перед тем как пить всякие-разные таблетки. Но тогда значимость этого факта не пришла ему в голову, а сейчас наверное было уже поздно. Он как будто начинал засыпать.
Есть у человека такое состояние, прямо перед сном, когда он находится на тонкой грани. Еще не спит, но уже сложно управлять своим телом. Вот у него было примерно тоже самое. Тяжело. Лениво. И хотелось снова закрыть глаза, но Этьен с собой боролся. Засыпать в гостях на стуле это не самый лучший выход.
- Слушай... А если чисто в теории... Я вчера не только пил, то эту фигню можно? Ну лечить голову...

0

7

Жоли ненадолго закрывает глаза и делает глубокий вдох и выдох, словно бы это может помочь ему забыть о том, что его друг просто невыносим в вопросах собственного блага. Должно быть, так же чувствовали себя и друзья самого Габриэля, когда его уносило ровно в противоположном направлении по отношению к вопросу собственного я. Если бы Жоли осознавал эту проблему в полной мере, то наверное он мог бы даже посочувствовать им всем, но, очевидно, он не представлял себе масштаба собственной трагедии на фоне того, что имело обыкновение случаться  с несчастным Этьеном.
Габриэль хотел, на самом деле, уточнить, понимает ли мсье Грантер, что такими темпами он может пропустить и саму жизнь, если будет и далее находиться в состоянии измененного сознания чаще, чем в  сознании как таковом. Однако, поразмыслив, Жоли решил, что для подобных речей у всех их общества есть Луи, ну или Килиан, на худой конец, так что пусть уж у Грантера будет, пусть даже не слишком заслуженная, но передышка.
Кстати, слова товарища напомнили Жоли о том, что лучше бы он тратил время на то, чтобы собраться на учёбу, к которой так усердно готовился, но разве ж он мог так просто бросить друга, нуждавшегося в его помощи. Если уж их родной университет терял внимание к себе Грантера, то это не значило, что и Жоли должен так же наплевательски относиться к обучению. Но, как говорится, это совсем другая история, а потому, в очередной раз, Габриэль переключил своё внимание на проблемы Грантера.
- Это прискорбно, поскольку в данном случае сон был бы лучшим выходом. – с истинной печалью в голосе всё же отозвался юный медик. Конечно, он надеялся на то, что Грантер однажды просто изменится хотя бы в том, что его излечение станет проще, но пока что это остановилось лишь бессмысленной надеждой. - Ну да ладно, будем надеяться, что твой мозг просто промоется…рано или поздно – последние слова Жоли добавил едва слышно, к тому же скорее беседуя с чашками, которые наполнял крепким чёрным чаем, чем со своим другом, который был более всего занят, кажется, мыслями об ужасной участи, что ждёт его при встрече с Анжольрасом.
- Я не уверен, что он поступит так радикально, но рисковать всё же не стоит, конечно. – постановил юноша спокойным тоном, словно речь не шла о проблемах с непреступным лидером, от неодобрения которого, кажется, более всех страдал как раз Этьен. - И, нет, на твоё счастье, никаких указаний дано не было
И всё же, Жоли было куда меньше дела до гнева их харизматичного предводителя, если можно было так назвать Анжольраса. Возможно, всё было бы гораздо лучше, если бы и Грантер придавал чуть меньше значения этому, к слову, потому что прозвучавший далее вопрос куда больше обеспокоил начинающего врача. Поставив на столе обе чашки с чаем, Жоли осел напротив своего друга, со строгим выражением на лице.
- В теории, если ты решил мешать с чем-либо алкоголь, то тебе определенно пора лечить голову, и всерьёз – кажется, Габриэль забыл о том, что не хотел осуждать своего друга, но это было довольно-таки тяжело учитывая сложившиеся обстоятельства. - На твоё счастье, скорее всего у тебя не должно быть серьёзных проблем. Но всё же, чисто теоретически, о чём конкретно идёт речь?

+1

8

Тяжелая голова. Глаза, которые еле открываются. Ну не так он себе представлял сегодняшнее утро. Обычно в его мечтах с утра он быстро так просыпается и все делает как надо. Правда в его мечтах обычно никогда нет похмелья. Вообще.
- Ну теоретически речь идет про ЛСД.
Он открывает глаза и все таки позволяет взгляду сосредоточиться на Жоли. Итак, сейчас начнется большая тирада о том что он идиот. Или его просто выставят наконец то из квартиры. Опять же уведомив, что он идиот. Оба варианта Грантеру не очень то нравились, но он прекрасно понимал, что заслужил их оба.
Просто вчера ему было слишком хорошо. Значит сегодня будет слишком плохо. А вообще и правда надо было бы заглянуть в университет, но делать это в таком виде - означало просто собственноручно подписать бумагу о том, что его мать все узнает. Или еще лучше позвонить ей самому.
- Точнее про ЛСД с водкой. И да, мне было настолько хреново.
Он вздернул бровь, глядя на Жоли. И что ему сейчас скажут? Вроде он чувствовал, что умирать пока не собирается, но в тоже время здоровые люди себя вот так не чувствуют. Здоровым людям обычно хорошо. И у них ничего не болит.
- И очень хорошо, что Анжольрас ничего не говорил делать. Потому что я бы при всем желании ничего не смог бы.
Он немного отпил из чашки. Интересно что он там заварил? Чистейшую заварку? Потому что чай был дико крепкий. И немного противный на вкус. Хотя возможно это он его так воспринимал, учитывая специфику того, что он вообще сейчас что-то воспринимал.
Надо было было позвонить Рочелл, что бы он позвонила его старосте, номер которого он забыл, но у Рочелл он точно был. Что бы тот предупредил препода, что доклады он сдаст потом. На следующей паре.
Но звонить подруге в таком состоянии. Это означало нарваться на еще одну заинтересованную сторону в том, что бы узнать, что же с ним вообще случилось. И вообще звонить человеку после такого долговременного молчания и говорить - знаешь, ты не могла бы позвонить моему старосте? Да она его убьет и сожжет. Он бы на самом деле так с собой сам бы и поступил на самом деле.
- Ты мне скажи, я жить то буду или можно ехать за гробиком?
Грантер вновь рассмеялся, правда через силу, и отпил из чашки.

+1

9

Первым желанием Жоли, конечно, становится всё же порыв не столько выставить гостя за дверь, но скорее выкинуть из окна, чтобы проверить, всё ли может пережить этот человек. Так или иначе, все действия Грантера и так были направлены исключительно на самоуничтожение. Наверное, если бы Грантер был роботом, то он бы взорвался уже долгие месяцы, может быть даже годы, назад. Вообще, это довольно удивительно, что до этого момента Этьен вообще оставался живым и относительно невредимым.
-Иронично… – подумав некоторое время, постановил Жоли. - Насколько мне известно, в последнее время активно развивают теорию об использовании ЛСД для лечения алкоголизма…
Надо отметить, что Габриэль действительно находил это увлекательным и интересным, а кроме того немного глупым. Ладно, очень глупым, но всё интересным, потому что всё же было каким-никаким, а всё же наблюдением. Судя по всему, лсд и алкоголь и правда не слишком-то сочетались, но, видимо, только после их принятия, а не во время. Почти обидно, кстати.
- Кого ты пытаешься обмануть, Этьен? Ты даже за гробом сейчас поехать не в состоянии.- наверное, это была довольно жестокая шутка для данного состояния друга, но Жоли и правда, судя по всему, лучше оценивал способности Грантера к перемещению в пространстве и подобным вещам. Ну или ему так, по крайней мере, казалось. А ещё Гейбу казалось, что даже для Грантера ситуация была слишком уж запущенной.
- Если ты надумаешь рассказать что это тебя так доводит, что ты решил что соединять два полярно действующих отравляющих вещества, я буду рад услышать, ну, так, чтобы ты знал. – что удивительно, Жоли по-прежнему видел в этом в первую очередь научный интерес. Ну и, наверное, хотел быть хорошим другом, насколько был способен.

+1

10

В чем то Жоли был прав. Точнее во всем. Он гробил себя. Но в случае Грантера он гробил себя совершенно целенаправленно, пытаясь забыться и сбежать. Потому что так легче и проще. Потому что по другому вряд ли выйдет в конце концов.
- Нет, ну если меня просто погрузить в машину и дать мне водителя, то я вполне могу ехать. Хоть за гробом хоть на задание партии.
Он засмеялся, пытаясь хоть как то разрядить обстановку, которая, кажется, начинала накаляться. Ну подумаешь смешал пару непонятных ингредиентов, с кем не бывает в конце концов. Хотя наверное ни с кем кроме него не бывает. Только он, мать вашу, способен доводить себя до состояния когда и думать то выходит с трудом, только для того, что бы не думать о том, какое презрение вызывает у человека, которого боготворит.
- А вообще, - Грантер все же сел ровно и отрыл глаза, - Мне просто не хорошо внутри. Бывает же такое, что кошки на душе скребут и ничего ты с этим не сделаешь, просто не получится.
Он пожал плечами и отпил чай из чашки, сделав вид, что так и надо. Вот сейчас допьет чай, поблагодарит за таблетку и пойдет домой. Точнее в его состоянии он поползет, но кому об этом надо знать в конце то концов?
Им вообще мало чего про него надо знать. ну это наверное сложно понять. Вроде и друзья и люди хорошие, но открывать им всего, что твориться у него в душе Этьен не видел смысла. Наверное потому что был уже не хороший опыт и хоть он не хотел его вспоминать и зарекся мерить людей по своему прошлому - не входило. Собственные чувства ему до сих пор были важнее, чем состояние большинства на этой планете.
- И я не знал, как они действуют, просто... мне сказали что ничего плохого не будет и явно забыли предупредить, что будет вот так вот хреново на утро то.
Снова смех, получилось как то натянуто, но и хрен с ним. Они оба с Жоли это наверное переживут. Он в конце концов не Анжольрас, что бы вызывать у всех прекрасные чувства. Он совершенно ему полярен. Как ЛСД для алкоголя. Глупые ассоциации, причем Грантер не был уверен что именно себя в данном случае сравнивает с алкоголем, а Луи с ЛСД. Возможно и наоборот....
- Меня итак на собрании будут четвертовать за крайне криво нарисованный плакат, который точно Анжольрас не оценит..
Опять ты скатываешься к Анжольрасу. Ну сколько можно Этьен!

0

11

На самом деле Жоли не всегда и не в полной мере понимал в чем дело, что настолько не так с Грантером, что саморазрушение увлекало его больше, чем любое другое занятие. Все его друзья могли находить отвлечение от стрессов и бед в музыке, книгах, любых мирных направлениях, но Грантер... нет, это, должно быть, было бы слишком просто для этого человека. Даже то, что Грантер пытался превратить всё в шутку не сильно способствовало тому, чтобы Жоли поверил в то, что всё это можно считать нормальным. При самом даже позитивном раскладе нельзя было подумать, что такой путь приведет Грантера не до могилы, а до чего-либо, что можно было бы назвать хотя бы жизнью, что уж говорить о жизни счастливой.
- Не думаю что это было бы сколько-нибудь целесообразно - неожиданно строго прокомментировал слова друга Жоли. Не сказать, что чувства юмора у Жоли не было вовсе, но проблемы его друзей были куда важнее шуток, которые он с Грантером моли бы травить в любое другое время. Потому что одно дело когда твой друг забывает о том что печень у него одна, но когда он продолжает целенаправленное уничтожение своего мозга.... это уже совсем худо, если честно.
- Да я понимаю - практически отмахнулся Габриэль, поскольку на его душе тяжело пусть и бывало, но, судя по всему, недостаточно. Ну или, возможно, воспринимал реальность как-то совсем иначе.Во всяком случае он не собирался пить да жрать что попало.
- Грантер, я тебя умоляю, - устало, возможно все еще от раннего пробуждения, едва ли не простонал Габриэль - давай по умолчанию считать что веселье с вечера - это не благоприятный знак
Наверное, будь Жоли еще менее вежливым и гостеприимным, он бы сперва закатил глаза, а затем приложил бы ладонь к лицу, прикрывая глаза и часть физиономии в целом. Но, как мы знаем, Жоли был собой, а не абы кем, так что всего лишь изображал на лице скорбь всех народов мира разом.
-.И, друг, честное слово, мнение Анжольраса по плакату сейчас наименьшая из бед. Если бы ты мог не думать о нем хоть немного и взять себя в руки - это было бы очень ценно и весьма благородно по отношению к нервной системе, поскольку абсолютно довольным Луи не бывает в принципе, а тебе сейчас точно не будут на пользу его негативные высказывания о наплевательстве и прочем - к концу своей речи, Гейб даже едва удержался чтобы заткнуть себя сам и ударить ладонью по губам, просто ради того чтобы заткнуться.Вообще-то он не собирался говорить ничего из этого, но то, как Грантер переживал за какой-то плакат было уже просто за гранью добра и зла в восприятии Жоли, учитывая то, что во вселенной Габриэля проблемы самочувствия и целостности состава человек в коллективе было даже важнее каких-то растяжек с буквами и рисунками.

Отредактировано Gabriel Joly (2013-06-12 16:42:28)

+1


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Just one more morning


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC