La France & Les Miserables

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Мироздание такое мироздание.


Мироздание такое мироздание.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://24.media.tumblr.com/a14fa00f8d7ec4354acf26b449d09f66/tumblr_mkh0whfLXR1rr3e86o3_r1_250.gifhttp://25.media.tumblr.com/68eb9452059bae282900f65f32a5b493/tumblr_mkh0whfLXR1rr3e86o1_250.gif

1. Участники:
Etienne Grantaire, Louis Enjolras
2. Время:
7 апреля 2013
3. Место:
Второй этаж кафе
4. Предполагаемый сюжет:
Все в мире имеет цикличный характер. Особенно события, которые происходят.

0

2

Он и не помнил как вчера просто отрубился. И видимо растолкать его не смогли. Да и растолкаешь тут, когда на алкоголь легли еще и таблетки, которые подогнала Ирма. Потому что алкоголя уже не хватало. Потому что алкоголя уже не хватало для того, что бы убрать этот образ из головы. Потому что на трезвую голову он еще яснее осознавал свою никчемность рядом с этим человеком. И зачем он сюда вообще приходил каждый вечер, слушал все это...
Грантер продрал глаза, оглядывая все вокруг себя. Знакомые стены. Знакомый интерьер и знакомая, щемящая сердце тишина. Только чьи то шаги неподалеку. Правда из за пианино он не мог видеть того человека, который там ходил. Грантер закрыл глаза, пытаясь собраться и начать уже нормально соображать, но ничего не шло на ум. То что он умудрился уснуть в кафе он уже понял, но вот почему так страшно туда выходить в этот зал.
Он приоткрыл глаза и машинально оглядел себя. Зеленый свитер и джинсы. Вроде все нормально. А что он там ожидал увидеть то? Не понятно совершенно. Но ожидал же чего то. Еще раз дернул головой и наконец то поднялся из за стола. Пора было выпить хотя бы кофе и отправиться домой - потому что ничего не заменит сна в свой кровати. К тому же в субботу утром. Никто не будет возражать если он проспит целый день. Вроде планов у него не было. Правда это означало что до вечернего собрания он не успеет хорошенько так надраться, но да ладно. Тут тоже не самое плохое вино.
Парень огляделся вокруг и все таки вышел, слегка покачиваясь, потому что еще не до конца проснулся, из своего закутка. Удобно так уснул, ничего не скажешь. С каждым шагом тревога внутри от чего то поднималась все больше. И чего он боялся там увидеть? Зеленого монстра во всю комнату? Или военных... Ты бредишь с похмела Грантер. И ничего больше.
Пальцы сжали лаковую поверхность инструмента. Грантер сглотнул, но не отступил. Он вообще редко отступал от того, что надо было сделать. Особенно сейчас, когда в тишине кафе около окна Мюзена, которое выходило на небольшую площадь, стоял Анжольрас. Видимо его шаги он слышал, пока пытался приходить в себя. Но это было не тем, что так поразило Грантера. Совершенно. Он и раньше его видел. И на этом месте видел. Вообще около этого окна он чувствовал себя очень не уютно. Не любил он его от чего то. Просто сейчас, в немой тишине Мюзена, он как будто растворился. Вокруг него было не помещение кафе. Точнее оно, но совершенно не такое, каким они его видели все время. Почему то ему показалось, что пол скрипнул, когда он сделал шаг вперед. Хотя как может скрипеть камень, скажите пожалуйста. И вроде вчера не особо пил.
Этьен не мог отвести взгляда от фигуры, которую окутывал солнечный свет, окружая как будто ореолом. Но от этого на сердце не было легко, как всегда. От этого щемило дикой болью. Настолько, что хотелось согнуться пополам и истошно орать на весь Париж. А еще лучше кинуться туда и убрать его оттуда. Стереть это из памяти. Просто этот момент. Хотя что ему может грозить? От чего ты собрался его спасать глупый мальчишка? От падения из окна или от чего? Вы тут одни. А ты устроил из своего похмельного бреда какую то сказочку на ночь.
Он не решался хоть что то сказать. Просто стоял как вкопанный, правда иногда позволяя себе сделать пару шагов на встречу Анжольрасу. Но тут же замирал. Рваные движения. Сердце бьющееся в груди настолько сильно, что кажется так нельзя. Просто по анатомии человека так нельзя! От такого умирают. Кажется его слышно на весь небольшой зал. Уж Гратнер точно слышит это биение. Оно отдается барабанным боем в ушах, не давая сосредоточиться.

+2

3

Анжольрас, как и всегда сделал зарядку, пробежался по парку, принял душ, позавтракал, в общем, совершил все стандартные действия, которые должен был. Собрание друзей Азбуки должно было быть только вечером, поэтому времени было еще много. Ему необходимо было  закончить статью и отослать ее редактору. Печатать и работать дома у него совершенно не получалось, поэтому Анжольрас решил отправиться в "Мюзен", который, кажется стал ему уже вторым домом. Он довольно быстро доехал до него, туристов да и посетителей было не очень много. Он заказал себе кофе, круассан и отправился наверх.
К его счастью, там народа не было вообще, да и кому в трезвом рассудке захочется переться в кафе в восемь утра в субботу? Ясное дело - никому. Анжольрас положил на стол сумку, открыл нет-бук и пока тот загружался, подошел к окну. По площади сновали люди туда-сюда, не замечая, как за ними наблюдали. В какой-то момент, Анжольрас услышал шум и машинально на него обернулся... и замер, как пораженный.
На него, шатаясь шел пьяный Грантер. Его вид оставлял желать лучшего и заставлял задать один единственный вопрос - Какого черта он тут делает? - мысль, которая пронзила его насквозь.
Почему-то увидеть здесь Грантера он не ожидал абсолютно. Ощущение какой-то странной ирреальности накрыло Анжольраса, не оставляя возможности выбраться из цепких лап иллюзий. Странное сомнение, что это было, что такое происходило ранее, как будто одна картинка накладывалась на другую... Анжольрас нахмурился, пытаясь осознать происходящее логически: пьяный Грантер - ничего нового в этой картине не было, он видел ее каждый вечер и вряд ли стоило чему-то удивляться, идет на него - вот тут впору уже задуматься. Грантер очень редко подходил к нему, а уж шел с такой абсолютной решимостью - впервые, словно и не видел его или видел что-то иное. Один словом, ничего сверхъестественного не происходило, но почему тогда подобное заставило Анжольраса замереть? Не великая же красота Грантера с перепоя его поразила? Нет, что-то иное.
Он вспомнил странное чувство благодарности и признательности, радости и все это по отношению к Грантеру... Анжольрас нахмурился, понимая, что он не понимает ровным счетом ничего и похоже точно сходит с ума. Появилось ужасное желание проконсультироваться с Жоли, касаемо этого вопроса - спятивший "лидер", худшее, что можно представить в друзьях Азбуки.
Анжольрас постарался как можно строже взглянуть на Грантера, пряча за этим взглядом свою растерянность:
- Что ты тут делаешь? - вопрос, который должен был прозвучать крайне холодно, оказался гораздо теплее, похоже, в силу неизвестных воспоминаний. Анжольрас мысленно разозлился на себя, абсолютно не понимая, что происходит. Нет, все это немедленно надо прекратить.
Он усилием воли заставил себя перевести взгляд с Грантера на нетбук и подойти к нему. Точно также, словно, простое действие давалось ему с трудом, он отодвинул стул и сел за него. Только в такой позе, он снова позволил себе повернуться к Грантеру, в надежде, что это глупое и нелогичное состояние исчезнет внутри Анжольраса.

+1

4

Все наваждение как будто рассеялось в прах от его слов. Хотя на какой то момент Грантеру показалось, что он вполне наберется смелости и подойдет к Анжольрасу, даже возможно осмелиться коснуться его. Но эти слова и взгляд снова пригвоздили Грантера к полу, в том месте где он стоял. Благо рядом был стул и он обессилено упал на лакированную поверхность. Больно. Обидно. Только непонятно от чего такие чувства. Потому что вроде как он должен был уже привыкнуть к тому, что для этого человека он всего лишь позорящий его кружок элемент, который Анжольрас по странному недоразумению еще не прогнал.
Пальцы незаметно царапнули покрытие стола. Хотелось впиться во что-то. Хотелось царапать стены и грызть их зубами, хотя итак было понятно, что это ему не поможет. Он как загнанная лошадь, которая пытается догнать что, то что каждый раз ускользает. Что-то, что сильнее и быстрее чем он сам. В конце концов... бежать за солнцем это самоубийство.
- Просто вчера... Я видимо остался тут спать.
Он пожал плечами, не сводя глаз с Анжольраса. Только попросил проходящую мимо официантку принести ему кофе покрепче. Так. Успокойся. Почему тебя так трясет? Дурак ты. Просто дурак и по другому не скажешь. Пытаешься дотянуться до того, что тебе никогда не светит... Грантер сглотнул, все так же боясь отвести взгляд от Анжольраса. Он же не исчезнет, если ты посмотришь куда то в другую сторону. Он останется все так же сидеть там.
- А ты почему так рано пришел....
Почему тебя вообще это волнует. Почему кажется, что тут пахнет кровью и страхом. Обычным людским страхом, который заставляет цепенеть, но идти вперед. Он пробивает даже сквозь похмелье. Даже сквозь полуспящее состояние. Почему ты не можешь отвести от него взгляд, хотя точно знаешь, что ничего не случиться. Почему боишься, что он скажет нет. К чему вообще сейчас это чертово нет.
Очередное его погружение в царство теней и тумана прерывает официантка с кофе. Судя по всему жалостливая девушка подлила ему в чашку пару ложек коньяка. Он благодарно улыбается девушке, отпивая из чашки горячий напиток. Головная боль не отступает, но все таки становиться полегче. Уходит странный туман, который кажется их окружал. Перестает быть холодно, хотя его все еще бьет остаточная дрожь. Ничего и это должно будет скоро пройти. Просто не проснулся до конца. Больше не пахнет кровью и порохом вокруг.
- Мы же вроде должны были собраться вечером.. Или я что-то пропустил?
Он слегка смущенно улыбается и проводит пальцами по волосам. Надо будет их помыть, а то кудри уже еле еле можно распутать. Они итак то похожи на проволоку на ощупь, а уж если периодически забывать их мыть, становиться совсем не смешно. Грантер оглянулся на стол за которым спал. Альбом с листами был открыт, но благо на зарисовках было сложно хоть что то разобрать. Только смутные силуэты. Он редко рисовал Анжольраса одного, если не дома был. Потому что если бы кто-то из друзей Азбуки решился залезть в альбом, то это было не просто палевно, а очень палевно. Он же пока предпочитал скрывать свои чувства к их лидеру. Так и спокойнее и объяснять ничего не надо никому. А объясняться он любил меньше всего.
Еще пара глотков и странный сон на яву отступил. Странно, а он был готов поклясться, что он никогда не пройдет и теперь будет преследовать его вечно. Оказалось все гораздо проще. Оказалось достаточно выпить кофе, что бы мозги встали на место и ты перестал бредить. Откуда ты вообще знаешь как пахнет порох? Ты его нюхал, Грантер?
- А можно еще чего нибудь на ваш выбор на завтрак?
Уже повеселевший Грантер улыбнулся официантке и посмотрел на Анжольраса. Так. Возьми себя в руки. Ты итак пялишься на него последние пару минут. Еще на лбу напиши - "Я тебя люблю". А то вдруг кто-то не понял еще в этом зале...

+1

5

Грантер рухнул на стул, по другому это вряд ли можно было назвать. Он не отрывал взгляд от него и Анжольрасу в какой-то момент стало даже неловко от этого. Они ни разу не общались наедине и это общение вряд ли будет отличаться от остальных:
- Просто вчера... Я видимо остался тут спать. - Анжольрас отвел глаза и посмотрел на нет-бук. Значит, Грантер настолько напился, что даже ночевал тут - прекрасно. Тень брезгливости пробежала по его лицу. Он не мог вспомнить Грантера вчера, но мог предположить, что выглядел он не лучшим образом - пьяные люди всегда выглядят так.
Официантка подошла и к нему, но Анжольрас отказался что-то заказывать, он уже принес себе кофе и не собирался к нему что-либо добавлять. Нужно было сосредоточиться на делах и статье, выгоняя из головы ненужные мысли и ведения:
- А ты почему так рано пришел.... - видно с похмелья Грантеру очень хотелось поговорить. Признаться, в таком состоянии Анжольрас видел его впервые. Он постарался унять внутреннее раздражение и был готов ответить, но видно Грантеру не шибко нужен был его ответ.
- Мы же вроде должны были собраться вечером.. Или я что-то пропустил? - безответственный, безалаберный, ведомый человек. Как можно настолько наплевательски относиться ко всему, включая себя? Хотя бы свой внешний вид. Почему нельзя выглядеть нормально? Неужели так сложно мыть голову, причесываться и бриться каждый день?
Анжольрас хотел снова ответить, но официантка отвлекла внимание Грантера и Луи снова повернулся к компьютеру. Не стоит тратить время на Грантера - это бессмысленно. Для чего, если разговор закончится, либо бессвязной болтовней со стороны Грантера, либо отповедью со стороны Анжольраса?
Анжольрас сосредоточился на статье, пытаясь сделать вид, что Грантера в комнате нет, в надежде, что тот быстро позавтракает и уйдет. Он собирался доделать работу и присутствие человека, чаще всего раздражающего его, немного нервировало, заставляя мыслями все время возвращаться к нему.
Впервые им предоставилась возможностью поговорить наедине. Но воспользоваться ей... Анжольрас считал лишним. И все-таки ответить на вопросы все-таки было нужно, как минимум из вежливости:
- Нет, собрание сегодня вечером. Я просто решил прийти пораньше, чтобы поработать. Мне надо доделать статью, - и зачем он об этом рассказывает. Вряд ли Грантеру это интересно? Вряд ли ему вообще что-то, кроме бутылки интересно. Бутылки, курева и чего-нибудь еще. Анжольрас вздохнул и снова повернулся к компьютеру. Он не должен об этом думать, каждый живет так, как хочет, не обращая внимание на остальных. Если Грантеру хочется гробить свою жизнь - пожалуйста, Анжольрас при всем желании не может ничего сделать. Причина, по которой тот пил скорее всего была несущественной, насколько Луи было известно, никто из родственников у Грантера не умирал, хотя... Нет, отец. Да, он умер кажется не очень давно. Анжольрас на секунду задумался... Друзья просили быть его мягче к людям, пытаться их понять.... Он вздохнул и все-таки решил это произнести:
-Если тебе будет нужно...выговориться... - как только Луи произнес это, фраза сразу же показалась ему абсурдной. Представить, что Грантер сидит и рассказывает ему о чем-то сокровенном - нет, это было из разряда фантастики, - ...ну или если тебе понадобится помощь... - это было более реальным, - ты можешь обратиться ко мне, - наконец-то, закончил он. Помощь ему представлялась почему-то более реальной, чем состояние выговорения...

+1

6

Первая фраза резанула по уху так, что он чуть не уронил чашку. Он привык что на него не обращают внимания, но он не привык, что с ним так общаются. Холодно и презрительно. Так как должны были... Ну Этьен ты слишком долго жил в мире своих иллюзий. В мире, где Вас якобы что-то связывало.
- Понятно... О чем пишешь?
Он хватался за этот разговор с упорством самого отъявленного мазохиста. Человек сам тебя отталкивает, а ты пытаешься навязаться, как будто от этого что-то измениться и ты станешь к нему ближе. Грантер грустно усмехнулся и снова отпил из чашки. Он начинал приходить в нормальный человеческий вид. Это произошло бы скорее, если бы не было того фактора, что Анжольрас сидит прямо напротив. Если бы он был один или с кем то другим, то уже мог бы адекватно соображать и даже, возможно, шутить и смеяться.
Когда Луи заговорил в следующий раз, у него как будто почву из под ног выбили. Он собирался ему помочь... Это немного грело душу, только чем он мог ему помочь? Пересилить себя и попытаться ответить на его чувства? Да что за бред ты вообще думаешь Грантер? Как ты смеешь вообще думать об этом? У него должно быть счастье. Красивая и любящая семья. А ты явно в это не вписываешься. Никаким боком. Так что успокойся и просто отойди в сторону. Лучшей наградой для тебя будет осознание того, что он счастлив.
Этьен слегка улыбнулся, глядя в свою чашку и лишь потом посмотрел на Анжольраса. И все таки он был ему безмерно благодарен за эти слова. Именно поэтому его тянуло улыбаться так, как как он никогда ему не улыбался. Наверное просто потому что сложно нормально улыбаться, когда ты пьян и при это пытаешься загнать свои чувства подальше. Куда то очень глубоко. Сейчас просто не хотелось этого делать.
- Если мне когда нибудь понадобиться помощь... Я обязательно приду к тебе.. Если.. ты позволишь.
Он кивнул официантке, которая принесла завтрак и поднялся, что бы собрать с дальнего стола все свои рисунки. Негоже им там валяться, когда их хозяин сидит совсем за другим столиком. Пальцы быстро перебирали бумажные листы, где то немного надорванные. Просто потому что он очень сильно давил на них карандашом. Взгляд сам по себе задержался на одном рисунке, где Анжольрас был изображен на баррикаде и в красном кителе. Ему безумно шло, но от этого рисунка щемило сердце. Уже месяц он порывался его выкинуть, но никак не мог.
И все же как мало ему оказалось нужно для того, что бы чувствовать себя хотя бы мало-мальски счастливым? Просто знать, что этот человек готов хоть немного, но участвовать в его жизни. Что он не отрекается от него и не... выставляет за дверь.
- Я тут баловался недавно. Так что это тебе.
Сердце предательски пропустило пару ударов, когда он подошел так близко к Анжольрасу, что при желании мог коснуться его волос, ощутив какие они на ощупь, и положил перед ним тот самый рисунок. Интересно он ему понравиться или Анжольрас просто из вежливости улыбнется и возьмет его творение, убрав потом в дальний ящик. Или вообще выкинув? Хотя какая в сущности разница? Он просто хотел ему это подарить. Как своеобразную благодарность за это самое участие.
Кому это покажется глупым, но он был готов жить ради таких моментов. Когда Анжольрас просто на него смотрел без примеси презрения во взгляде. Когда он просто... просто что то ему говорил. От этого перехватывало дыхание, но после этого хотелось жить.

+1

7

Когда Грантер улыбнулся, Анжольрас аж замер от той разительной перемены, которая произошла в человеке. Он очень похорошел, стоило этому произойти. Луи мог поклясться, что не видел раньше от Грантера таких улыбок - может все дело было в том, что он был трезвый?
- Если мне когда нибудь понадобиться помощь... Я обязательно приду к тебе.. Если.. ты позволишь. - последняя фраза пронзила насквозь. Он замер с чашкой, которую успел взять, чтобы отпить из нее кофе. Хорошо, что Грантер, кажется, занялся чем-то своим. Анжольрас осознал, что руки у него трясутся и сделать с этим он абсолютно ничего не может, словно тело существует отдельно от него. Он аккуратно поставил чашку и сглотнул, стараясь унять неизвестную дрожь.
Ты позволишь? Ты позволишь? Ты позволишь? - в голове крутилась одна единственная фраза, кажется, заставляющая Анжольраса сходить с ума. Знакомый горький голос, прорывающийся в сознание, когда никакой надежды нет, полное отчаяние, сковывающее сердце. Ты понимаешь конец и ждешь смерти и тут "ты позволишь?". Луи закрыл глаза, судорожно хватая ртом воздух, стараясь прийти в себя. Ему нужно ко врачу, определенно... Или как минимум переговорить с Жоли, вдруг тот посоветует какого-нибудь хорошего психолога, что поможет разобраться во внутренних переживаниях, которые теперь становятся невыносимыми.
Анжольрас открыл глаза и немигающе уставился в монитор, стараясь собраться с мыслями и взять под контроль эмоции. Он абсолютно не связывал их сейчас с Грантером, понимая, что тот не имеет к ним никакого отношения, только вскользь брошенная фраза.
Она сводит с ума, заставляя, иногда Анжольраса просыпаться еще и по ночам. Кровь, слезы, отчаяние, страх, осознание, что все кончено, но нужно держаться до конца, вакуум, готовность встретиться со смертью наедине, бросить ей последний вызов и тут это одиночество-отчаяние разрывается единственной спасительной фразой "ты позволишь?".
Анжольрас продолжает сидеть со спокойным лицом, совершенно не видя ничего перед собой. Он вздрагивает, когда Грантер подходит и снова обращается к нему. Признаться, Луи не сразу понимает, что от него хотят. Он невидяще смотрит на лист перед собой, оставаясь до сих пор во власти своих эмоций и мыслей. Но Грантер явно ждет какого-то ответа, тогда Анжольрас пересиливает себя и берет рисунок, чтобы уже вглядеться в него.
Луи второй раз за сегодняшнее утро замирает, и ощущает, как руки едва трясутся. Он резко кладет рисунок на стол, чтобы Грантер не заметил, как Анжольрас не может справиться с собственным телом. Перед ним очень хороший набросок или рисунок, Анжольрас не очень разбирается в этом, понимая, что из него художник, как из Оланда президент.
Это... - он сглатывает, чтобы как-то успокоиться, - очень красиво Грантер... Мне нравится... Спасибо, - он продолжает неотрывно смотреть на портрет, смутно улавливая что-то родное и знакомое, что заставляет сердце щемить.
Ты никогда никого не терял... - вспоминает он почему-то фразу Рочелл. К чему это? Неизвестно?
Ты когда-нибудь терял близкого человека, Грантер? - хочет спросить Анжольрас, но вместо этого произносит:
... Спасибо, очень красиво... Мне нравится, - повернуться к Грантеру у Анжольраса нет сил, это сильнее него. Он берет рисунок и аккуратно проводит по нему рукой. - Ты хорошо рисуешь, - едва улыбается он.

+1

8

Он не мог понять, что именно вызвало такую реакцию у Анжольраса. Почему он так болезненно среагировал на простую фразу. На просто рисунок. Хотя когда этот набросок вышел из под его руки он сам вздрогнул. Глупо признавать, что с тех пор его мучил один и тот же кошмар. И что если он не пил, что просыпался в холодном поту, пытаясь вцепиться в простыни. Как будто хватаясь за что, что боишься отпустить. Боишься потерять. Больше жизни.
- Тебе правда.. Нравиться?
Он редко кому показывал то, что рисовал. Так что сейчас ловил хоть какие то оценочные суждения от того, чье мнение для него так много значило. Правда реакция эта была не то чтобы странной. Просто непривычной. Безумно непривычной и от этого хотелось то ли плакать, то ли смеяться.
Он замер в какое то мгновение, боясь разрушить этот трепетный мир, опять окутанный тенями. Но пришедшая официантка, заставила его обернуться и отойти наконец то от столика Анжольраса. Он сам не знал, что именно хотел сделать? Остаться и попробовать поговорить дальше. Или, что более логично, просто уйти оставив Луи одного доделывать свою работу.
- Я наверное пойду. Не буду тебе мешать.
Он снова улыбнулся, отступая на пару шагов назад к своему столику. Дома его ждал не дорисованный плакат на ближайший митинг, открытая бутылка вина и, как он надеялся, хоть что то на поесть. А еще нужно было позвонить Брианне и выяснить не хочет ли от него чего то его матушка. Да и вообще в кои то веки пообщаться с блондинкой. Потому что Рочелл права. Нельзя пускать свою жизнь под откос только потому что тебе не отвечает кто-то взаимностью.
Хотя скорее всего его планы полетят к черту и никому он не позвонит. А просто будет рисовать весь день. Потому что понимать мозгом это одно, но сердце у него сейчас билось так, что хотелось либо остаться здесь с Анжольрасом либо напиться.
Папка отчаянно не хотела влезать в рюкзак. А мять ее тоже было как то глупо. Потому что так лежало несколько зарисовок к зачету и еще пара не удавшихся набросков.
- Но моя папка не хочет, что бы я отсюда уходил.
Он рассмеялся и посмотрел на Анжольраса. нет надо либо уходить либо оставаться. А не находиться тут в таком подвешенном состоянии, которое съедает его изнутри. Ну скажи хоть слово и он останется тут. И плакат этот будет рисовать тут. И жить он будет тут. Просто что бы сидеть рядом.
Так. Ты опять скатываешься в пограничное состояние. Спокойно. Дыши ровнее. А то по тебе сейчас даже Гаврош все поймет, не то что Луи.

+1

9

- Тебе правда.. Нравиться? - Грантер словно выдергивал его из состояний забытья, заставляя, возвращаться к реальности - это было правильным и верным, но к Жоли он обязательно, как-нибудь обратится.... когда наберется смелости, признаться себе в том, что, кажется, он невменяем и не совсем способен здраво соображать. Лишиться рассудка в двадцать лет - это самое худшее, что можно себе представить, печально, что это происходило с ним, особенно, когда было столько разнообразных громадных планов.
Да, мне правда нравится, - он слегка улыбнулся, продолжая глядеть на рисунок. Оказывается, как важно для Грантера его мнение... Он даже подумать об этом не мог или это всего лишь желание художника узнать, что его работа оценена по достоинству? В любом случае, портрет, и правда, был прекрасный. Надо будет купить для него рамочку и повесить. Анжольрас снова слегка улыбнулся.
- Я наверное пойду. Не буду тебе мешать. - Да-да, конечно, - Луи кивнул и слегка нахмурился, размышляя, что делать с портретом - мять и складывать его пополам не хотелось, но в развернутом виде он не помещался в сумку и рисковал помяться. Анжольрас аккуратно начал скручивать лист в трубочку, но на полпути остановился и развернул, понимая, что так он тоже погнет картину - диллема.
- Но моя папка не хочет, что бы я отсюда уходил. - Анжольрас обернулся на Грантера и улыбнулся. Трезвый Грантер поразительно отличался от пьяного, надо сказать, что к трезвому у Луи даже зарождалась какая-то глубокая дружеская привязанность. Несмотря на неопрятный вид знакомого, тот выглядел лучше, чем, когда он бывал пьян, ну или Луи так казалось.
- Похоже на то, - подтвердил он, глядя на тщетные попытки Грантера. Озарение снизошло на него мгновенно: Грантер, у тебя случайно нет какого-нибудь файла, а лучше отдельной папки, чтобы положить туда рисунок? Не хотелось бы, чтобы он помялся, - Анжольрас хмыкнул и развел руками, словно показывая, что у него таких вещей нет, но очень бы хотелось.
Он еще раз взглянул на рисунок, прикидывая размер, куда можно было бы положить творение. В какой-то момент он осознал, что никаких отличительных знаков, ни даты, ни подписи на рисунке нет - он безымянный - это был явный непорядок:
И, Грантер, пожалуйста, если тебе не сложно, ты можешь на нем расписаться или поставить дату и подпись? - Луи слегка полу-улыбнулся, - просто, некрасиво, когда рисунок без авторства, - пояснил Анжольрас.

+1


Вы здесь » La France & Les Miserables » Флешбеки » Мироздание такое мироздание.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC